Глаза напротив

В галерее Дом Нащокина, выставят светлые и радостные детские портреты Зинаиды Серебряковой и ее трагические письма из эмиграции. Выставка Зинаиды Серебряковой уже проходила в галерее Дом Нащокина три с половиной года назад. Тогда всплеск интереса к художнице объяснялся гигантскими суммами, отданными в 2001 году на Sotheby’s за ее работы (коллекция из семи картин ушла за 2,15 млн. долларов). Впрочем, популярность Серебряковой велика и сегодня, о чем свидетельствуют периодически появляющиеся на рынке подделки. А ее полотно Спящая обнаженная стало топ-лотом аукциона Christie’s весной 2006 года и было продано за 1, 4 млн. долларов.

На выставке Зинаида Серебрякова. Детский портрет покажут не только рисунки и акварели самой художницы, предоставленные наследниками, но и работы ее внука Ивана Николаева, известного художника-монументалиста, автора керамических панно на станции метро Боровицкая. Николаев, оказывается, тоже любит писать своих детей и внуков вот такая связь времен. Внука Серебряковой, рисующего ее пра- и праправнуков, выставят немного работ двенадцать. А Зинаиды Евгеньевны  около пятидесяти произведений.Надеясь заработать на жизнь, художница уехала во Францию вскоре к ней присоединились двое из ее четверых детей. Но в России так и остались слепнущая мать, брат и старшие дети

В основном это вещи, написанные в 1900-1910-е годы, самые безмятежные в жизни Серебряковой: она жила в родовом имении Нескучное, рожала и рисовала детей, возила картины в Петербург, где их принимали на ура. Особенно нашумел тогда автопортрет За туалетом, хранящийся теперь в Третьяковке. Зинаида Серебрякова происходила из семьи Бенуа-Лансере, в которой что ни фигура, то художник, скульптор или критик, но академического образования не получила. Рисовать училась везде понемногу: у Репина, в Италии, в Париже. Работы этого времени сплошь счастливые дети, у которых блестящие глаза, автопортреты, семейные трапезы, куклы, дачные интерьеры& Секрет популярности Серебряковой в нежности и веселом лукавстве, буквально излучаемом ими, в обаянии этих больших, карих, подернутых влагой или искрящихся глаз одинаковых у всех членов семьи.

Все рухнуло в одночасье: произошла революция, имение сгорело, муж умер от тифа. В 1924 году Серебрякова уехала во Францию, рассчитывая, что там легче будет заработать на жизнь. Вскоре к ней присоединились двое из четверых детей, но в России так и остались слепнущая мать, брат и старшие дети. В Париже она продолжала писать, но успеха уже не было. Ощущение хрупкости и тепла, обитавшее в былых работах, превратилось в нескончаемую боль, осевшую в письмах, которые она отправляла из Франции в течение сорока лет. Письма эти тоже часть экспозиции в Доме Нащокина. К выставке их издадут отдельной книгой.С 11 мая по 10 сентября, галерея Дом Нащокина, Воротниковский пер.

Добавить комментарий